Форум - для православного общения. Изучение и обсуждение пророчеств о наших временах. Гвардия Святой Руси События в церкви и Святой Руси, друзья и враги

Форум друзей, противников экуменизма и апостасии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум друзей, противников экуменизма и апостасии » Пророчества и знамения времен » О кончине века и антихристе. Старец Иосиф Ватопедский


О кончине века и антихристе. Старец Иосиф Ватопедский

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Печатается по благословению святой обители Ватопед

УЧЕНИЕ ГОСПОДА НАШЕГО ОБ АНТИХРИСТЕ И КОНЧИНЕ ВЕКА

Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века? (Мф. 24, 3). Ибо чуть раньше, указывая Наставнику на великолепие храмовых зданий, услышали от Него: Не останется здесь камня на камне; всё будет разрушено (Мф. 24, 2). Когда же после такого пророческого ответа дерзнули вопросить о грядущем, в особенности же о Втором и славном Его Пришествии, Господь, открывая с высоты Своего ведения то, чему надлежало быть, прежде всего остерег их: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас (Мф. 24, 4). Всеведец знал замыслы древнего змея-сатаны, ибо тот, сам весь прельщение и обман, прибегнет к ним и тогда как к привычному средству.

Через Своих посланников и вестников — пророков, праведников и святых Ангелов — Господь непрестанно обращался к человеку и до устроения полноты времен (ср.: Еф. 1, 10), когда наконец явился в облике смирения Сам, чтобы обновить и спасти его. Но человекоубийца-диавол и после того не оставляет своих козней, всевая в среду христиан плевелы и засылая к ним лукавых делателей. Имея вид просветителей и наставников, они производят ереси и распространяют всевозможные заблуждения, чтобы удалить людей от истинной веры. И как Господь наш, не довольствуясь многообразной помощью верным Своим рабам, пришел Сам и совершил дело нашего спасения, так и обманщик-диавол, помимо великого множества пороков и соблазнов, напоследок явит главное свое орудие — беззаконника1 и сына погибели2, воплощение всякой неправды и пагубы, полноту и верх всех зол, когда-либо выпадавших на долю многострадальной земли. Это и будет антихрист — последнее звено в богопротивном замысле сатаны.

Конечно, ученики еще не были готовы постичь всю глубину эсхатологической перспективы, раскрытой Спасителем. Но всеблагой Господь, Который обращался не только к апостолам, но, по собственному Его слову, говорил всем (ср.: Мк. 13, 37), а значит, и нам, указал способ защиты от хищных волков в одежде овец и от ложных вестников Второго Пришествия: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: «я Христос», и многих прельстят (Мф. 24, 4-5). Конечно, последующий текст Матфеева Евангелия нельзя определить как всецело эсхатологический, ибо Господь говорит также о взятии Иерусалима римлянами в 70 г. Р. X. и страшных последствиях этого события. Но оставляя исторический аспект этого повествования в стороне как общеизвестный и бесконечно дорожа пророческим смыслом Откровения, обратимся к главной цели нашего труда — собственно эсхатологии.

И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь... И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец (Мф. 24, 12, 14). Следующий стих: Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, — читающий да разумеет (Мф. 24, 15) — и описание грядущих на землю ужасов относится, полагаем мы, не столько к исторической катастрофе Иерусалима, сколько к кончине века и антихристу, о чем говорит и это загадочное (как и подобает пророчеству) место: ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни (Мф. 24, 21-22).

Бедствия евреев при разорении Иерусалима Титом, при всем их масштабе, вряд ли можно признать худшими из тех, какие случались и тем более могут случиться на земле. В мире творилось бесчисленное множество злых, чудовищных и мерзких дел, но ни одно из них не запечатлено исторической памятью человечества как превосшедшее все остальные.

1)Ср.: 2 Фес. 2, 8.
2) Ср.: 2 Фес. 2, 3.

Описанные у святого Матфея трагические события произойдут лишь в конце времен, при беззаконнике и сыне погибели, когда почва для них будет подготовлена духовной деградацией человечества. Ибо «нормальным» состоянием людей станет порабощенность всеми видами греха, а любовь охладеет не то что во многих (Мф. 24, 12), но за малым исключением во всех (ведь корыстолюбие и себялюбие уже и теперь превозносятся как подвиг и забота о всеобщем благе).

Изъясняя речение Господа: восстанет народ на народ, и царство на царство (Мф. 24, 7), мы вынуждены признать, что до сих пор не постигли его должным образом. Не наше ли время — самое лукавое и не в наши ли дни каждое государство считает своим долгом причинить вред соседу, а политики, действующие лицемерием и обманом, видят в ограблении чужих стран залог благополучия собственных? Когда до такой степени процветали козно-действо, ложь, притворство, ненависть и открытое насилие сильного над слабым? Всякое понятие о правде и справедливости попрано, средствами же успеха признаны своекорыстие и обман, якобы «заложенные» в самой природе человека, так что преступники сплошь и рядом восхваляются как герои. Достигало ли нынешней меры бесстыдства восстание народа на народ, когда правило «твоя смерть — это моя жизнь» становится нормой международных отношений? Итак, если уже теперь налицо крушение всех нравственных устоев, что еще препятствует пришествию сына погибели и полному торжеству всех замыслов сатаны? А между тем царящая в мире сумятица усугубляется все новыми распрями в недрах нашей «процветающей» цивилизации!

В дальнейших словах Господа перед нами открывается уже чисто эсхатологическая перспектива: Тогда, если кто скажет вам: «вот, здесь Христос», или «там», — не верьте... Ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого (Мф. 24, 23 и 27). Вот предельно ясный образ последних дней, сполна оправдывающий нашу веру во Второе Пришествие! Ибо оно — единственное, чему не сможет подражать и что бессилен будет извратить лжемессия, лютый волк (ср.: Деян. 20, 29) в овечьей одежде, несмотря на всю власть, полученную им от лукавого миродержца.

Придя однажды в уничиженном образе и совершив дело спасения мира, Господь наш явится вновь в силе и славе, подобающих одному Богу, и «никтоже постоит пред великолепием славы»1 Его. Это знамение Второго Пришествия надлежит неусыпно содержать в памяти всем христианам тех лукавых дней. Ибо приближаются знамения ложного пришествия, и да не прельстится никто обманными чудесами, маскирующими его сатанинскую суть! Восстанут, говорит Господь, лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам (Мф. 24, 24-25). Воистину ничем не пренебрег Владыка и Пастырь, душу Свою полагающий за овец, но все исполнил словом и делом, чтобы обезопасить нас от общего врага и его козней!

В чем смысл слов: чтобы прельстить, если возможно, и избранных? Ложь будет до того тонкой и искусно замаскированной, что прельстит всех, слывущих мудрыми и разумными, но не избранный остаток (Рим. 11, 5) — тех, кто был призван благодатью Божией, возложил на себя крест Господень и проводил святую жизнь.

Господь назвал и другое знамение Второго и славного Его Пришествия: солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются (Мф. 24, 29). Согласно отцам, деятельность антихриста также ознаменуется сверхъестественными по видимости, но мнимыми по существу явлениями, которые будут совершаться со всякою силою и знамениями и чудесами ложными (2 Фес. 2, 9). И послужат они не столько символами его пришествия, сколько средством устрашить колеблющихся в вере, дабы и те поклонились ему как Богу. Пришествие же Господа будет предварено распадом стихий и превращением небесных светил, ясным свидетельством того, что Грядущий — Сам Бог. И тогда, как последнее доказательство, явится знамение Сына Человеческого на небе (Мф. 24, 30) — Честной Крест, орудие мироспасительного замысла Божия, конечной победы надсилами тьмы, упразднения смерти и обновления твари. И... восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, то есть Бога Слова во плоти и одновременно во всей полноте боголепного Его величия, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою (Мф. 24, 30). Но, Владыко Человеколюбче, даруй нам дерзновение встретить Тебя, грядущего с небес!

1) «Молитва Манассии, царя Иудейска» из чина Великого повечерия. — Перев.

Повествование святого Марка в этом отношении почти тождественно Матфееву, отличаясь лишь более сжатым характером. У святого Луки особо подчеркнуто, что грядущее запустение Иерусалима выразится в попрании его язычниками, которое будет продолжаться, доколе не окончатся времена язычников (Лк. 21, 24); иными словами, исторический план переходит здесь в эсхатологический.

Но если бы Господь и не возвестил об антихристе самолично, то из сопоставления других текстов, запечатлевших Божественное Откровение и носящих явно пророческий характер, мы непременно заключили бы, что большинство их поддается истолкованию лишь в эсхатологическом плане.

Пророческие тексты Священного Писания во множестве случаев имеют многозначный смысл, метафорически представляя различные фазы жизни Церкви в ее борьбе с силами тьмы и орудиями сатаны. Но главное место среди них занимают пророчества о последних временах и антихристе, который проявит себя в свое время самым жестоким гонителем христиан и далеко опередит всех тиранов прошлого. То правда, что искушения от диавола будут для верных много сильнее прежних и повергнут их в глубочайшую скорбь. Но зато и конечное торжество Церкви над главными врагами, смертью и диаволом, которое наступит по Пришествии ее Жениха, познается ими уже не от веры и слышания (см.: Рим. 10, 17), но из самого дела и исполнения слова Господня: Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах (Лк. 6, 23).

Святой Иоанн Богослов, впервые употребивший имя «антихрист», говорит о нем и о последних временах в Откровении и посланиях. В его Первом соборном Послании мы читаем: Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаём из того, что последнее время (1 Ин. 2, 18). Напоминая ученикам о явлении главного беззаконника в предоставленное время, апостол указывает, что в мире уже действуют многие его предтечи — малые «антихристы». И поясняет, что антихрист есть отвергающий Отца и Сына (1 Ин. 2, 22). А определив правое исповедание как исповедание Иисуса Христа истинным Богом, пришедшим во плоти, учит, что всякий, кто исповедует Его иначе, носит в себе и теперь частицу антихриста, то есть дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире (1 Ин. 4, 3). Во Втором соборном Послании столь же ясно утверждается, что не исповедующий Иисуса Христа пришедшим во плоти Спасителем мира есть обольститель и антихрист (2 Ин. 1, 7). И понятно, почему возлюбленный ученик Господень увещевает верных беречься не столько главного антихриста, которого им, быть может, не суждено увидеть, сколько малых его подобий, ополчавшихся в те дни на Церковь. Ибо кто как не антихристы все те еретичествую-щие лжепастыри, которые извращают Евангелие и апостольское учение, нимало не радея о вверенном им стаде?

http://gospodi-da-prozriu.info/forum/32-Картины-Откровения-Иоанна-Богослова/4490-Старец-Иосиф-Ватопедский

+1

2

УЧЕНИЕ ОБ АНТИХРИСТЕ В ПОСЛАНИЯХ СВЯТОГО АПОСТОЛА ПАВЛА

поминание о последних временах встречается почти в каждой книге Священного Писания. Собственно же учение о конце света и человеке погибели наиболее ясно и подробно развито у апостола Павла во Втором Послании к Фессалоникийцам. Поводом к сему послужило распространившееся среди фессалоникийских христиан убеждение, будто уже наступает день Христов (2 Фес. 2, 2). Их смятение побудило апостола открыть то, что возвестил ему Господь. Не надеясь исчерпать всю глубину и высоту, до каких простерлась мысль божественного Павла, остановимся лишь на Втором Пришествии и предваряющем его явлении беззаконника, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих (2 Фес. 2, 8).

Поскольку какое-то из устных наставлений или неизвестных нам посланий апостола было воспринято фессалоникийцами в том смысле, что Второе Пришествие не сегодня-завтра наступит, апостол извещает их о событиях, которые, по замыслу Божию, должны этому предшествовать:

Молим вас, братия, о пришествии Господа нашего Иисуса Христа и нашем собрании к Нему, не спешить колебаться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного, будто уже наступает день Христов. Да не обольстит вас никто никак, ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога. Не помните ли, что я, еще находясь у вас, говорил вам это? И ныне вы знаете, что не попускает ему открыться в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется безза-конник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего, того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду (2 Фес. 2, 1-12).

Итак, апостол призывает своих учеников хранить трезвение, откуда бы ни исходили вести о наступающем конце света и Втором Пришествии. Но к нам, достигшим последних времен, могут быть прямо отнесены слова Иоанна Богослова: то, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам (Откр. 1, 11) — и: не запечатывай слов пророчества книги сей; ибо время близко (Откр. 22, 10). В самом деле, все, что мы ныне видим и слышим, убеждает в одном: время близко и стремительно сокращается. Предостерегая фессалоникийцев от легковерия, Павел говорит о знамениях, указывающих на приближение сроков.

Истолкование этих знамений особенно важно для нынешних христиан, ибо на их горизонте они обозначились вполне отчетливо.

Доколе не придет прежде отступление... — подчеркивает «око благодати», божественный Павел, намечая, таким образом, рубеж, отделяющий нас от того, что ожидает мир в последние дни. Что же подразумевает он, говоря об отступлении как непременном условии Второго Пришествия? Этот текст в разное время привлекал внимание отцов Церкви, всегда державших эсхатологические темы в поле своего зрения, и их суждения о нем во многом совпадают, на чем мы еще остановимся. Здесь же остается предположить, что из предшествующей Павловой проповеди адресаты послания знали, какой смысл вкладывает их наставник в понятие «отступление», и одновременно с этим признать, что нам он по-настоящему неизвестен. Ясно одно: за отступлением почти немедленно последует пришествие беззакон-ника, а значит, и великие бедствия для всех обитателей земли. А это позволяет усмотреть в отступлении не столько поведение властей предержащих или общества, сколько явление эсхатологического порядка. Такому пониманию не противоречит мысль, что отступление
есть духовно-нравственное состояние человечества в конце времен. В Павловых посланиях неоднократно говорится, что времена эти будут ознаменованы полным падением нравов и оскудением веры:

Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся... Как Ианний и Иамврий противились Моисею, так и сии противятся истине, люди, развращенные умом, невежды в вере (2 Тим. 3, 1-5, 8);

Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей (1 Тим. 4, 1-2);

Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь (2 Тим. 3, 13).

Вспомним и то, как Господь наш, предсказав безмерное умножение зла, нечестия и лжи в человеках, с горечью вопросил: Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? (Лк. 18, 8).

Хотя в приведенных текстах отступление есть прежде всего измена Богу и нравственному закону, некоторые отцы связывают его с определенными явлениями в политической и духовной жизни Римской империи. Другие понимают отступление как всеобщую деградацию и открытое попрание всех духовных и нравственных ценностей, относя его к неопределенному будущему, когда откроется и мерзость запустения на святом месте1. Мы же из сопоставления фактов и явлений, известных не понаслышке, но из непосредственного их наблюдения, заключаем, что отступление, или апостасия, помимо всех других значений, есть омертвение человека для всего здравого и законного вследствие неверия и греха.

И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф. 24, 12). Неразлучные с окаянным себялюбием самоугодие и корыстолюбие проистекают из внутреннего противления всему, что создано послушанием как вышестоящим властям, так и Самому Богу (Которого не стесняются объявлять мертвым!). Понимаемое так, отступление дошло до того, что не только узы родства и крови с их дотоле непреложным законом послушания младших старшим, но и простые требования житейской безопасности не могут склонить человека к признанию какой бы то ни было власти над собой. Не видно послушания ни в делах общественных, требующих солидарности и самоотвержения, ни в самом воспитании, которое издревле было добродетелью и долгом. Даже малые дети, и те с эгоистическим упорством противятся всем — родителям, воспитателям, учителям. Можно без преувеличения сказать, что отличительная особенность человечества наших дней — сатанинское своеволие и противление всех всему.

Но разве не наблюдается это явление в наши дни повсеместно и не есть ли оно еще один признак отступления, который пророчески возвестил апостол Павел, сказав о помрачении ума и совести в людях последних времен? Разве не ощущается в нем смрадное дыхание древнего змея-сатаны, отравляющее атмосферу и нашей эпохи? И если нет, как понимать пророчество об отступлении, которое поразит весь человеческий род? Но поскольку в истории нет примеров, когда греховное состояние человечества, предположительно связываемое нами с отступлением, заявляло себя в таких колоссальных масштабах, остается думать, что мы приближаемся к пику эсхатологических событий, предсказанных святым Павлом.

Определение человек греха (2 Фес. 2, 3) подразумевает, без сомнения, не абстрактное зло, не воплощение его в тиранах прошлого (мы уже видели, что эти последние были для апостола всего лишь предтечами антихриста), а вполне конкретную личность, которой еще предстоит явиться. Человека греха нельзя отождествлять и с диаволом, ибо здесь же сказано,
что пришествие его будет по действию сатаны (2 Фес. 2, 9). Из сопоставления всех свидетельств Писания явствует, что беззаконник, не будучи ни абстрактным символом «зла вообще», ни самим сатаной, не есть и воплощение диавола в человеческом естестве (по образу Бога Слова, вочеловечившегося в Иисусе Христе). Он — человек, но человек, растленный до последней глубины, носитель греховности в предельном ее выражении, то есть в темном образе всесветного мятежника и бунтаря, искушенного во всяком зле и поправшего всякое понятие о правде и законе.
1) Ср.: Мф. 24, 45.

Продолжая свое горестное повествование об антихристе, апостол прилагает к нему и определение сын погибели (2 Фес. 2, 3). И если имя «человек греха» объемлет все, в чем выказало себя растленное состояние человеческого рода, то имя «сын погибели» предвосхищает конечную участь антихриста и его приверженцев. Будучи порождением того, кто сам начаток погибели, и носителем всех признаков такого происхождения, он повергнет всю землю в ужас, который еще более умножится по достижении им (разумеется, попущением всеблагого Бога) абсолютной власти. Вместилище всех свойств и злоухищрений диаволь-ских, прямое орудие первого человеконенавистника, каких только бед не причинит он людям последних дней и более всего — Церкви Христовой и ее чадам, на которых обратит всю свою злобу и ярость! Сделав свое сердце престолом сатаны, он истребит в нем всякий след добра и благородства и, сохраняя людской образ, окажется в остальном точным подобием того, кому добровольно последовал. Злодеяниям антихриста положит предел лишь Бог, пекущийся о сохранении человеческого рода. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни (Мф. 24, 22).

До эпохи антихриста непрестанная брань сатаны против человечества заключалась в бесконечных попытках увести его от истинного богопознания и богопочитания, навязав людям вместо единого Бога множество идолов. Но когда настанет время его, с позволения сказать, «духовного воплощения», диавол прибегнет к новому образу лжи и предложит миру в качестве божества собственное подобие, присвоив ему, а через него и себе, поклонение, подобающее единому Богу. Извещенный Богом об этом чудовищном замысле, апостол открывает ученикам, что противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, в храме Божием сядет, как Бог, выдавая себя за Него (ср.: 2 Фес. 2,4). А у Иоанна Богослова союз и взаимоуподобление двух главных злодеев — змея-диавола и зверя-антихриста — описаны в следующих словах: и дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть... и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним? И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца... И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем. И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира (Откр. 13, 2, 4-5, 7-8). С какой наглядностью Святой Дух живописует противящегося и превозносящегося, который, узурпировав Божеское достоинство и почести, начнет терзать всех отказавших ему в поклонении! На нем в полной мере сбудется слово Господне об ученике, который сделался сыном геенны, вдвое худшим1, чем учитель. Если сам денница, в безумном желании присвоить всемирную власть, возомнил себя богоравным, то духовный образ и подобие его, обоготворив собственную персону, превзойдет «первообраз» и пожелает вовсе «упразднить» Бога. Слова «превозносящийся выше всего, называемого Богом» как раз и обличают его намерение подменить собой всякое божество — и мнимых богов, и единого истинного Бога, ведомого в Иудее2 (над которой он будет, к несчастью, царствовать как долгожданный мессия и избавитель еврейского народа).

Так что в храме Божием сядет он, как Бог... Страшное и поистине беспримерное кощунство, но ведь дерзость и бесстыдство его столь же неописуемы. Богоравными мнили себя, как мы помним, диавол и многие из тех, кто на протяжении веков был его орудием. Так,
о царе Ироде Агриппе, который позволил именовать себя богом, известно, что Ангел Господень поразил его за то, что он не воздал славы Богу; и он, быв изъеден червями, умер (Деян. 12, 23). Но заменить Бога собственной персоной до явления сына погибели не дерзал никто, и понятно, что такое беспримерное нечестие повлечет за собой и неслыханную меру бед. Изъясняя Павлово пророчество об антихристе, отцы задавались и вопросом о храме, где воссядет мерзость запустения, которая узурпировала честь, воздаваемую лишь Богу. (Мы не рассматриваем здесь еще более богопротивные и кощунственные, на взгляд христиан, воззрения апологетов язычества. Как правило, они выражали их не столько в делах, сколько в сочинениях отвлеченного или мифологического характера. Влекомые общечеловеческим инстинктом веры, но не имевшие понятия об истинном богопочитании, языческие народы в поисках божества поклонялись то силам и стихиям природы, то собственным героям, благодетелям и даже тиранам, когда те отходили в мир иной.) И едва ли нужно говорить, как болезновало пророческое сердце апостола, который прозревал будущее словно настоящее, от предощущения духовной катастрофы, когда растление сердца и ума принесет плод последней хулы и нечестия, запустения и гибели. Поистине не может дерево доброе приносить плоды худые (Мф. 7, 18). Наш краткий комментарий составлен нами не для напоминания исторических фактов, хорошо известных из Священного Писания, но с тем, чтобы на их основании заключить о великих испытаниях, ожидающих мир. Конечно, для этого довольно было бы и слова Господня о великой скорби тех дней, какой не было от начала мира доныне, и не будет (Мф. 24, 21). И все же мы сочли нужным углубиться в некоторые детали, чтобы тем полнее оценить средства спасения, которые благодать Божия подает через Церковь всем верным. Мы знаем, что всякое преступление и преслушание получало праведное воздаяние (Евр. 2, 2). Но стремление сравняться с Богом есть не только начаток, но и конец всякого греха. Устрашающий пример сатаны-денницы показывает, откуда взялась порча в творении Божием, которое от начала было хорошо весьма (Быт. 1, 31).

В дни антихристовы та же похоть равнобожия явится в самом неприкрытом обличий, и последнее богоборческое усилие по итогу своему ни в чем не уступит древнейшей попытке. В этом усилии сына погибели восхитить славу Божию злоба и развращенность сатаны превзойдут все прежние их проявления до степени, непостижимой человеческому уму. Сокрушающие сердце слова в храме Божием сядет... выдавая себя за Бога открывают нам, как и с какой изощренностью проявятся в антихристе все приемы и уловки главного врага, усвоенные им в полном объеме. Чтобы прельстить умы не только бесхитростных, но и мудрых, новый лжец будет выказывать «божеские» свойства, а для этого — имитировать с помощью сатаны чудеса, ожидаемые от божества (см.: 2 Фес. 2, 9).

Напомнив фессалоникийцам, что день Христов, как он и ранее говорил, не наступит до всеобщего отступления и прихода антихриста, апостол указывает и другое условие, известное им, но доселе загадочное для нас (несмотря на все усилия толкователей): И ныне вы знаете, что не допускает открыться ему в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. 2, 6-7). Кто или какая сила препятствовала тогда пришествию антихриста, ученики Павла знали, вероятно, из устного его наставления, на которое он и сослался прикровенно, из опасения властей предержащих.

Комментаторы, трудившиеся над загадкой удерживающего, высказывали различные предположения. Но при всех различиях большинство их понимало под удерживающим Римскую империю, упразднение которой и должно было стать необходимой предпосылкой для воцарения беззаконника. Допустив такое толкование, можно осмыслить его двояким образом, разумея под Римской империей в одном случае мировую державу, которая при жизни апостола объединяла под своей властью большую часть всей известной тогда вселенной, в другом — Византию и «европейский мир», который, как считают, сохранил свое господ-ственное положение доныне. Внимательно изучая это суждение, мы узнаём о сходных прозрениях некоторых отцов, которые говорили, что в дни антихриста произойдет угасание и распад европейской цивилизации и государственности. Незачем лишний раз повторять, что

обстоятельства, задерживающие наступление этих времен на протяжении всей истории, возникали не сами по себе и не хаотически, но как орудие всеблагого Бога, Который промышляет о вселенной и устанавливает времена и сроки, сообразные лишь Его целям и замыслам. Указываем на это, чтобы умерить страх и ужас, в которые повергают многих христиан слова «антихрист», «кончина века» и тому подобные. Возвращаясь к тексту Павлова послания, заметим, что слова Ибо тайна беззакония уже в действии подразумевают не конкретное историческое лицо или явление, но глубочайшую растленность всех, кто еще до антихриста служил орудием сатаны. (Как мы помним, апостол Иоанн Богослов назвал их антихристами, то есть предтечами грядущего лжеца и носителями того же духа до поры, когда он с предельной полнотой воплотится и раскроется в сыне погибели.) Главным же заинтересованным лицом во всем, что последует, остается сам диавол — творец ложного бога, выступающий под разными личинами и помогающий своему слуге действовать со всякою силою и знамениями и чудесами ложными. Но избави нас, Христе Царю, от толикой лжи и прельщения!


Что же может противопоставить этому человек и как распознает он истину, дабы не прельститься? По слову Писания, торжество зла будет подготовлено столь искусно, что прельщения не избегнут и мудрые. Предупреждая, что явление антихриста будет со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения (2 Фес. 2, 10), апостол показывает, кто падет жертвой обмана. Но означают ли его слова, что все погибающие предопределены к погибели? Разумеется, нет: это противоречило бы замыслу Божию и любви Зиждителя к Своему созданию. Слово «погибающие» соединено у Павла с указанием на духовную поврежденность людей как причину их удобопреклонно-сти к антихристовому соблазну. В этом не оставляют сомнения следующие два стиха: И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду (2 Фес. 2, 11-12). В другом послании апостол язычников говорит, что духовное повреждение человечества начало совершаться при попущении Божием задолго до последних времен: И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства (Рим. 1, 28). И выше: познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели (Рим. 1, 21-22). Но если, по Павлову же речению, открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою. Ибо, что можно знать о Боге, явно для них (Рим. 1, 18-19), то вывод напрашивается сам собой: недоступность, как и удобопреклонность человека к прельщению, зависит от его духовного устроения и предшествующей жизни.

Полагаем, что, остановившись на этой стороне дела, мы не слишком уклонились от главной темы, поскольку при разработке ее тут же встает вопрос о соотношении Промысла Божия и свободного произволения человека, как и о том, велико ли собственное могущество и притягательность зла. Ведь и антихрист, при всех чудовищных его свойствах, сам по себе не имеет никакой силы и власти. Да и не только антихрист, но и его отец и наставник — сам диавол. Ибо тот, обладай он собственной силой и властью, давно осуществил бы свои смертоносные замыслы, не дожидаясь ни времен и сроков, ни послушных орудий. Но приход антихриста совершится лишь при попущении Божием, а в определении как его времени и места, так и продолжительности вызванных им бед Бог сообразуется с тем, к чему предрасположены люди. Ибо сказано: Даст ти Господь по сердцу твоему, и весь совет твой исполнит (Пс. 19, 5).

Из всего усмотренного нами в Павловых посланиях явствует, что нравственный закон невозможен вне Бога, как нечто нейтральное по отношению к Нему. Но у Бога — воля и замысел, а у разумных Его созданий — чувство долга и благое расположение. Итак, человек, пожелай он отступить от норм нравственного закона, может преуспеть в своем намерении, как свободный избрать то, что сам предпочтет. Но, замкнувшись в границах автономной от Бога жизни, человек теряет себя как духовное существо, ибо лишь через отношение бого-причастности имеет в себе, помимо биологического бытия, и то высшее, чем определяется
конечное его предназначение. Последнее не зависит от человеческой изобретательности и энергии, но заложено в благоустрояющем и зиждительном Промысле Божием, который предполагает соработничество человека Творцу делом и внутренним расположением, сообразными его природе. В некоем «всеобъемлющем» смысле нравственный закон — это верность разумных созданий своему естественному чину и связи с Творцом, когда они избирают правый образ действия и исполняют свое высшее предназначение, установленное превечным Божиим замыслом.

Откуда же прельщение человека ложью и успех грядущего беззаконника? Познавая благо и по естеству (из закона совести), и через научение (от Евангелия), человек изменяет ему вследствие немощи, нерадения или греховных пожеланий и постепенно доходит до окаменения и бесчувствия, о чем говорит и Писание: Егда приидет нечестивый во глубину зол, нерадит (Притч. 18, 3). У апостола Павла это ослепление души объясняется, как мы помним, действием заблуждения и приятием неправды как истины. Добровольное отпадение от естественного и нравственного закона во власть греха равнозначно полному отчуждению от Бога и преданию себя сатане, который овладевает отпавшим, делая его орудием погибели. На человеке, достигшем такого состояния, а лучше сказать — падения, прямо сбывается слово апостольское: Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога (Рим. 2, 5). Человеческая неправда (адикия), о которой он говорит выше (ср.: Рим. 1,18), есть противление души Богу и Его святой воле, упорное предпочтение противобожеского и антихристова мудрования, то есть предел падения.

Возвращаясь к основному нашему рассуждению, вспомним о бесславном конце наглого узурпатора, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего (2 Фес. 2, 8). Выдающий себя с помощью ложных знамений за Бога не устоит перед новым Пришествием и явлением Господа. Всемогущее Слово Бога и Отца одним дыханием Своим сокрушит и уничтожит все созданное верховным лжецом вкупе с его подмастерьями и служителями. О последнем Пришествии Спасителя и упразднении диавола с его помощниками ясно говорится и в Ветхом Завете, особенно устами пророков Даниила и Исайи.

+1

3

ОБ АНТИХРИСТЕ И КОНЧИНЕ ВЕКА НА ОСНОВАНИИ ОТКРОВЕНИЯ СВЯТОГО ИОАННА БОГОСЛОВА

Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нем; ибо время близко (Откр. 1, 3). Откровение святого апостола Иоанна — священная книга, где детальнейшим образом описывается непрестанная борьба диавола против Церкви и Истины. Не сумев воспрепятствовать, как сказано, спасительному делу Слова Божия, древний змей обрушил всю ярость на созданную Им Святую Церковь и не оставляет с тех пор злоумышлении против верных ее чад.

Откровение Иоанново ясно говорит об отпадении и спасении — двух состояниях, определяющих судьбы тварного мира, и событиях, предваряющих торжество вечного Царства Божия, уготованного для истинных слуг Христовых. Но в пророчествах святого апостола и евангелиста не указано время их исполнения, ибо это откроется лишь при конце человеческой истории. Своеобразие пророческого повествования в том, что оно не держится строго определенного порядка, постоянно вводит новые образы, меняет местами предшествующее и последующее и поэтому на каждом шагу озадачивает читателя очередной загадкой. Попытка проникнуть в сокровенный смысл многих мест этой книги — дело духовно небезопасное, ибо они зачастую непостижимы для человеческого разума.

Итак, содержание Откровения вкратце определяется нами как непрестанно совершающаяся и беспощадная битва сил тьмы во главе с диаволом против сил света во главе с Богом, осуществляющим Свой превечный замысел о спасении всего творения и его венца — человека. Излишне говорить, что битва эта беспощадна от начала, а началась она с первого грехопадения. Кульминация же ее принадлежит последним временам, когда главное орудие злоначальника выступит как полномочный его представитель и, справедливо именуясь у верных антихристом, явится им на деле. В эти лютые времена сатана начнет действовать в открытую и человечество в своем трагическом выборе между Богом и всеобщим врагом будет в буквальном смысле просеяно, как пшеница (ср.: Лк. 22, 31), и не втайне, как прежде, но явно для всех. Воплощенный образ и действие диавола антихрист потребует от людей не просто нарушения нравственного закона, содержащегося в заповедях Божиих, а прямого поклонения и служения себе как истинному Богу. Всепагубное его дело будет попущено Вседержителем на краткое время с тем, чтобы принесли во всей полноте последнее свидетельство своей веры и истины незлобивые агнцы, непорочные рабы и друзья Великого Агнца — Христа. Световидное украшение Церкви торжествующей, они будут мучимы врагом с неслыханной жестокостью до поры, когда его поразит десница Божия и настанет конец царству диавола, греха и смерти. Когда же принесет свое свидетельство последний друг Христов и сын Царства, то Бог Слово, сокрушив державу антихриста, ввергнет его в озеро огненное (Откр. 19, 20) со всеми, кто принял печать зверя и поклонился его образу.

В тринадцатой главе книги описан вышедший из моря четвертый зверь о десяти рогах и семи головах1. Образ того же зверя, который был отличен от всех и очень страшен, с зубами железными и когтями медными, пожирал и сокрушал, а остатки попирал ногами, встречается в книге пророка Даниила (Дан. 7, 19), где он подробно истолкован. В двенадцатой главе Откровения фигурирует красный дракон, хвост которого низвергает с неба третью часть звезд (Откр. 12, 4). Далее о драконе сказано, что он дал зверю силу свою и престол свой и великую власть (Откр. 13, 2). Так как мы вплотную подходим к основной нашей теме, следует более подробно остановиться на священных текстах. Дракон — не кто иной, как денница-сатана, и огненно-красный цвет его означает, что он — человекоубийца от начала (Ин. 8, 44).

Мы знаем, что пророку Божию Даниилу были явлены в видении четыре зверя — символы последовательно сменяющих друг друга языческих империй. По наиболее авторитетным толкованиям, это царства Халдейское, Мидо-Персидское, Греко-Македонское и Римское. И хотя известно, что властители первых трех царств преследовали богоизбранный народ Израиля, но только о четвертом звере (в Апокалипсисе он — первый), то есть о державе римлян, святой Иоанн Богослов говорит, что дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть (Откр. 13, 2). Особое попечение сатаны о последнем звере и будет сейчас в центре нашего внимания.

Римская империя, как мы уже говорили, не заканчивается эпохой собственно римских императоров. Пережив византийский период, она продолжает свое существование и до наших дней как «западный мир», чьи политические и военные объединения находят весьма точное соответствие во множестве глав, рогов и венцов этого чудовищного зверя.

И поклонились дракону, который дал власть зверю, и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним? (Откр. 13, 3-4). Но утвердившееся в наши дни потворство всякому злу, пороку, безрассудству и несправедливости, внутренняя солидарность с любым грехом, с любой диавольской ложью — что это, если не приятие начертания сатаны и поклонение его образу? И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца (Откр. 13, 5). Сказанное означает, что сей губитель имеет власть не сам по себе, но лишь по мере попущения Божия. Определен здесь и кратчайший срок, на который дана ему свобода гнать верных. В другом месте вместо сорока двух месяцев говорится о времени, временах и полвремени (ср.: Откр. 12, 14).

И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе (Откр. 13, 6). Но какая хула на Бога и Христа сравнима с узурпацией Божественного верховенства человеческим убожеством — той узурпацией, на какую впервые в истории дерзнет антихрист, многоликий изверг, всецело порабощенный злу, чье нестерпимо смрадное дыхание уже ощущается в мире!

И дано было ему вести войну со святыми и победить их (Откр. 13, 7). Слово «победить» подразумевает здесь не победу антихриста над святыми, но лишь то, что гонения римских императоров-язычников воспринимались первыми христианами как попущенные Богом ради полноты свидетельства об Истине. И потому временное торжество империи вместо победы стало для ее владык постыдным поражением от тех, кого по человеческим меркам считали самыми беззащитными. «Победа» сына погибели над святыми означает, что Бог не воспрепятствует ему до времени мучить и убивать их, дабы они, как и предшественники их, кровью засвидетельствовали свое исповедание.

И дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем (Откр. 13, 7). Но как возможет диавол, не имеющий власти и над свиньями, присвоить господство над народами и племенами без попущения Бога и Господа всех? Однако и это будет попущено Вседержителем из-за любогреховного произволения, неверия и злонравия огромного большинства людей, ибо диаволу в образе антихриста поклонятся... все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира (Откр. 13, 8). Открывая верным страшную картину конечного отпадения человеческого рода, святой Иоанн Богослов в то же время ободряет их указанием: Здесь терпение и вера святых (Откр. 13, 10). Терпение и вера — залог спасения среди всевозможных скорбей и тяжких обстояний, о чем говорит и Господь: претерпевший же до конца спасется (Мф. 10, 22) — и: терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19).

Все вышесказанное наводит на мысль, что дух враждебной Христу римской власти (одного тела при множестве рогов и венцов) сполна реализовался в духовно-нравственном состоянии современного Запада, который вот-вот породит из своих недр чудовищного идола — знамение грядущей гибели. В гниении и распаде европейского общества оживет все та же закваска всецелого растления. И увидел я, продолжает апостол, другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон (Откр. 13, 11). Не вызывает сомнений, что зверь сей и есть антихрист, обладающий всеми признаками, перечисленными в пророчествах о нем. Отцы говорят, что по присвоении обеих властей, духовной и светской (откуда и два рога зверя), он будет с успехом разыгрывать роли образцового государя и покровителя религий. Особо подчеркнем, что первыми и главными помощниками антихриста станут иудеи, которые примут его за мессию, а он, желая теснее привлечь их к себе, примет личину благочестия и святости. Почему и апостол Иоанн за много веков до пришествия антихриста по благодати Божией провидел в его облике обманчивое сходство с агнцем.

И творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми (Откр. 13, 13). Могучими орудиями сатаны при уловлении немощных в вере станут лжесвятость и мнимые чудеса, основанные на магических манипуляциях или элементарном обмане. Дух по естеству, диавол может мгновенно покрывать большие расстояния и узнавать о явлениях и событиях, удаленных от нас временем и пространством. Легко перемещая вещи и их элементы, принимая всевозможные виды и образы, он обладает и поразительной способностью перевоплощаться в человека. Получив попущением Божиим возможность вредить святому Иову, он свел огонь с неба, наслал разбойников, вызвал ураган и, коротко сказать, во мгновение ока уничтожил все земное достояние праведника. С другой стороны, жития святых полны примерами того, как бессильны бесы, подвергшиеся их запрещению и заклятию. Конечно, благодать Божия, особенно после Пришествия Господня, положила предел поползновениям сил тьмы. Но при конце времен, когда благочестие и добродетель оскудеют, а порок безмерно усилится, оковы их будут ослаблены всеобщим отступлением от Бога и бесовское зло явит себя с небывалой силой. И хотя диавол и грех были смертельно уязвлены Пришествием и Крестом Христовым, в последние дни, с умножением неверия и грехолюбия, враг и орудия его получат свободу.

И чудесами, которые дано было ему творить... обольщает живущих на земле... И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их (Откр. 13, 14, 16). Отбросив личину агнца, зверь-антихрист явит свою истинную сущность и, принимаемый ранее за мессию и спасителя, окажется всеобщим губителем. И... никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его (Откр. 13, 17). Но и не имея никакой власти над верными, которые осенены Крестом и благодатью, диавол не оставляет привычных козней и обольщений, чтобы завлечь их в свои сети. Чего же ожидать от добровольных и послушных рабов врага, которые не только охотно поклонятся образу, но и с готовностью примут начертание истинного своего владыки, то есть знак всецелой зависимости от него? Какой ум и какая фантазия опишут величайшее бедствие, когда человекоубийца от начала станет безраздельным господином людей, в то же время сознающим, что немного ему остается времени? (Откр. 12, 12).

Первую рану нанесли диаволу Крестная смерть и воскресение Господа. А второй и последней раной для него станет Пришествие Господне в силе и славе. И свершится оно, когда всегубитель, прославляемый в лице антихриста как истинный царь и бог, достигнет, казалось бы, предельного могущества. Главное действующее лицо двенадцатой главы Откровения Иоаннова — Церковь, непрестанно воюющая с сатаной и соблюдаемая от поглощения адом непостижимой силой ее Главы и Зиждителя. Церковь явлена апостолу как жена, облеченная в солнце, которая имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения (Откр. 12, 1, 2). Но что есть дело и назначение Церкви, как не рождение людей в жизнь вечную? Воистину, многа чада пустыя, то есть Церкви, некогда бесчадной, а ныне многочадной, нежели имущия мужа (Ис. 54, 1). Церковь раждает, питает и усовершает чад своих, приводя их в меру возраста полноты Христовой (ср.: Еф. 4, 13), и, по обетованию Спасителя, врата адовы не одолеют ее (ср.: Мф. 16, 18).

Оголтелая ярость сатаны открывается духовным очам тайнозрителя как присутствие подле жены огневидного дракона, готовящегося пожрать ее новорожденное чадо. Но дитя, которому надлежало упасти все народы, сразу по рождении восхищено было к Богу и престолу Его (ср.: Откр. 12, 5), между тем как жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога (Откр. 12, 6). Итак, не сумев погубить плод жены-Церкви, дракон обрушивает свою ярость на мать, но и она находит защиту в пустыне. А что иное означает это бегство, как не обращение Церкви, искушаемой от сатаны, к духовному деланию — усиленной молитве, подвигам поста и благодушному терпению зол, в чем подвизались ее чада-пустынножители? И кто на протяжении многовековой борьбы Церкви с силами зла спасал ее от ересей и прочих соблазнов, если не «пустынное порождение» — богоносные отцы, которые ниспровергли ложь, украсили Церковь святостью и обезопасили правилами? Но повествуя о жене, соблюдаемой в пустыне, Богослов подразумевает те эсхатологические времена, когда антихрист, крайнее порождение зла, двинет против Церкви все свои силы. Питали ее там тысячу двести шестьдесят дней (Откр. 12, 6). Указанное число — иное обозначение срока, ранее открытого нам как время, времена и полвремени1.

Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени. Когда же дракон увидел, что низвержен на землю, начал преследовать жену, которая родила младенца мужеского пола (Откр. 12, 12-13). Как душеполезно и спасительно для верных это напоминание о неистовой злобе диавола и каким бесценным предостережением служит оно нам, если только постоянно содержим его в памяти! Согласно отцам, враг, несомненно, торжествует, а мы терпим поражение всякий раз, когда забываем о постоянном его злоумышлении, когда не внемлем или не доверяем свидетельству о том Писания и Церкви.

И даны были жене два крыла большого орла, чтобы она летела в пустыню в свое место от лица змия и там питалась в продолжение времени, времен и полвремени (Откр. 12, 14), то есть в продолжение трех с половиною лет, пока сын погибели будет удерживать венец царства.

Сделаем малое отступление, чтобы показать удручающую слепоту и безответственность людей нашей эпохи. «Для чего нужна пустыня? — вопрошают многие из них. — Зачем покидают мир и человеческое сообщество питомцы ее в лице монахов? Какая польза обществу от этих дезертиров?» Ответ очевиден. Убегающие в пустыню созидают щит и ограду Церкви, воздвигают твердыни, о которые разбивается всякая дерзость, всякое злоухищрение сатаны. Образно говоря, они конструируют радиоприемники, настроенные на человеческие частоты и улавливающие небесные сигналы, с помощью которых открывают хромающему на обе ноги человечеству повеления Божии и разоблачают козни врага-сатаны. Вот в чем главная польза человечеству от неусыпной стражи этих «дезертиров», упразднение которой есть упразднение замысла Божия о мире!

И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою. Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои, и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей (Откр. 12, 15-16). Безумная брань сатаны и его воинства с Церковью усиливается и расширяется, но та, чудесно ограждаемая промышлением Господа Вседержителя, остается невредимой. Не добившись успеха в преследовании жены-Церкви и думая затопить ее потоками ересей и лжеучений, враг вступает в схватку с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа (Откр. 12, 17).

Кроме непрестанной смены картин и образов, Откровению Иоаннову присущ, как мы уже сказали, сложный порядок повествования, где последующие события опережают предыдущие, а реалии раннехристианской истории вводятся в эсхатологическую перспективу. Лица и события, которым принадлежит ключевая роль в повествовании, выступают здесь в самой неожиданной последовательности. Главным «героем» последних дней, наряду с диаво-лом, оказывается антихрист — крайнее воплощение лютой ненависти сатаны, направленной против Церкви и верных рабов Божиих. С определенного момента в действие вступает третье лицо — лжепророк, который довершает дело прельщения, подготовив фундамент духовной власти антихриста, а значит — всевластия сатаны. И увидел я другого зверя, выходя-щего из земли; он... действует... со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю (Откр. 13, 11-12).
1) Ср.: Откр. 12, 14.

И здесь необходимо напомнить о человеколюбивом домостроительстве Господа нашего, Который в эти страшные и беспросветные дни попрания истины пошлет двух великих ее светочей — пророков Илию и Еноха, чтобы отвратить человеческий род от антихристова соблазна. Даже в последней фазе всеобщего отступления всеблагой Бог не отменит Своего замысла, но призрит на остаток ищущих спасения. Три с половиной года будет продолжаться служение святых Илии и Еноха. Ободряя и научая христиан противиться обоим зверям — антихристу и лжепророку, эти посланцы Божии, пророки, по окончании их миссии будут убиты слугами антихриста, три дня пребудут без погребения и, чудесно воскрешенные силой Божией, вознесутся на небо. После этого начнется безраздельное господство диавола и сына погибели над несчастным родом человеческим, но одновременно — подвиг последнего свидетельства и всесовершенного исповедания. Его принесут Богу последние святые, чьи имена записаны в книге жизни Агнца (ср.: Откр. 21, 27), закланного от сложения мира1.

Этот период станет самым тяжким испытанием для Церкви в лице остатка верных, а ее победа — победой их терпения и мученичества. Соблюдаемая и питаемая в пустыне, истинная Церковь пребудет там до исхода дней, или славного Пришествия ее Жениха Христа, Который явится в силе и славе и сокрушит многовидного врага. Диавол, прельщавший их, ввер-жен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков (Откр. 20, 10). Окончательное упразднение зла предваряется последовательным сокрушением главных после антихриста орудий сатаны. Из них в образе «града Вавилона» представлен материально-вещественный оплот его власти, в образе «жены-блудницы» — дух растления, поработивший человечество последних дней.

+1


Вы здесь » Форум друзей, противников экуменизма и апостасии » Пророчества и знамения времен » О кончине века и антихристе. Старец Иосиф Ватопедский